Лейла Юнус: Нападения не прекращаются

Регион: 

Как я и предполагала, против меня была организована жесткая провокация. Но не в пятницу 5 сентября, как я думала, а  в субботу – 6 сентября. С 16.30 до 16.45 уголовница Нурия Гусейнова совершенно без причин стала кричать и грубо обзывать меня, заявив, что я переставила табуретку. Я инстинктивно метнулась к двери, а Гусейнова стала бросать в меня посуду. В меня полетели две чашки с чаем. Одна из чашек была алюминиевая и больно ударила меня по прооперированной груди. Потом в ход пошли тарелки. Я стала стучать в дверь и звать на помощь. Через несколько минут пришли двое сотрудников надзора: девушка и майор Ягубов. Я попросила срочно отвести меня к врачу и вывести из камеры. Я попросила  также встречи с руководством, указав, что на меня  напали. Окошко закрылось, через несколько минут (10-15) девушка вернулась и сказала мне, что меня примут в понедельник. Услышав об этом, Гусейнова с новой силой стала оскорблять и унижать меня. У меня не было никакой защиты от физического насилия.

Я снова стала стучать в дверь, cтучала минут 20-25. Наконец, в камеру пришли три майора и стали именно мне выговаривать, что я нарушаю дисциплину. Я подробно рассказала о физическом нападении на меня и попросила защиты. Меня вывели для того, чтобы я дала письменное объяснение. На трех страницах я подробно  описала, что Гусейнова уже многократно угрожала мне, оскорбляла и сегодня нанесла физическое увечье. Я в письменном виде попросила перевести Гусейнову в другую камеру, указав, что неправильно содержать неоднократно судимую с женщинами, которые находятся под арестом впервые. Я просила защиты…

Майор Ягубов вел себя крайне грубо.  Врач не оказал мне помощи. 7 сентября, в  воскресенье меня вновь вызвали к майору Ягубову. Он указал мне на приказ, согласно которому мне объявлен выговор за то, что я стучала в дверь. Я спросила, почему в приказе  не указано, что я стучала в дверь вынужденно, призывая защитить меня от физического насилия? Майор сказал – факт физической атаки на вас не подтвердился. Тогда я спросила, как мне в будущем защитить себя, если нельзя стучать в дверь? Ответа я не получила.

Я спросила также. Почему меня постоянно подвергают психологическому и физическому давлению и не переводят Гусейнову из камеры, в которой она стала бить даже других заключенных? Ответа на этот вопрос тоже не последовало.

Я не сплю совсем с начала сентября. Думаю, что физические атаки будут продолжаться. Врач не реагирует на нагноения  на моей ноге. 

Лейла Юнус

Изолятор Кюрдаханы

http://contact.az/docs/2014/Want%20to%20Say/090900089787ru.htm