«В психбольнице временами хуже, чем в тюрьме»

Регион: 

Из психиатрической больницы вышел осужденный по делу о беспорядках на Болотной площади в Москве в мае 2012 года Михаил Косенко. Он рассказал «Газете.Ru», что в психбольнице временами было хуже, чем в тюрьме, и сообщил, как изменилось положение дел в стране.

В подмосковной психиатрической больнице №5 Михаил Косенко провел почти год по решению суда. Еще в армии ему поставили диагноз «малопрогредиентная шизофрения», он наблюдался у психиатра в течение 12 лет, однако его состояние ухудшилось во время следственных действий по «болотному делу».

По словам его сестры Ксении Косенко, за 16 месяцев в СИЗО ее брату не назначали ни одного антипсихотического препарата. Также широкий общественный резонанс вызвала сама психиатрическая экспертиза, проведенная судебными психиатрами из ГНЦССП им. В.П. Сербского. Ее бурно критиковали коллеги из Независимой психиатрической ассоциации России (НПАР). Глава НПАР Юрий Савенко — кандидат медицинских наук и член комиссии по разработке закона о психиатрической помощи — назвал экспертизу политически ангажированной, а новый диагноз, поставленный Косенко — инвалиду II группы по психическому заболеванию, по его мнению, «взят с потолка».

Теперь же, по мнению Савенко, справедливость восстановлена и Косенко вышел на свободу.

«Для всех порядочных психиатров это радостное событие. Однако большинство моих коллег уверены, что Косенко мог бы не мучиться полтора года в СИЗО. Я очень рад, что врачи этой больницы проявили такую солидарность», — пояснил «Газете.Ru» Савенко.

Сегодня по решению Чеховского городского суда Подмосковья осужденный переведен на амбулаторное лечение.

С утра у ворот психиатрической больницы толпились журналисты и гражданские активисты, знакомые с Косенко. Охрана препиралась с фотографами, обращая их внимание на то, что снимать территорию внутри больницы, когда открываются механические ворота и пропускают новых пациентов, нельзя. На проходной висели таблички «АМОН-защита», а также объявление о пропавших без вести людях.

Люди пришли с цветами и коробками конфет, встречали Михаила и его сестру аплодисментами и криками «Поздравляем!».

Косенко вышел на улицу в сланцах и теплой кофте, в руках держал небольшие сумки, которые помогала нести сестра. Он не улыбался, но был очень дружелюбен и охотно общался с журналистами, благодарил всех, кто помогал пережить два года. Он пояснил, что особого подъема и радости не испытывает, потому что другие фигуранты «болотного дела» еще не на свободе.

«Я спокоен, чувства подъема нет: столько людей же еще сидят. Пока у меня планов нет никаких. Но на митинги ходить я не перестану», — рассказал журналистам Косенко.

«Нам надо вдохнуть эту свободу. Хочется заплакать. Но потом, не сейчас», — говорит Ксения Косенко, поддерживая брата под руку. Руки у Михаила иногда трясутся мелкой дрожью, но по-другому волнение никак не проявляется.

«Здесь было в чем-то хуже, чем в тюрьме.

Нельзя было просить чаю, когда захочешь. И курить можно не больше десяти сигарет в день на человека. Спать нельзя, когда захочешь.

В тюрьме было лучше, — спокойно рассказывает Косенко. — Санитары какие? Нормальные, без хамства, называют пациентов по именам. К ним претензий нет. Соседи по палате тоже адекватные, нормальные люди. Было 27 человек в палате. Смотрят новости, но обстановку в стране особо не обсуждают. Есть трудотерапия — дежурство по палате, по коридору по столовой, но далеко не каждый день. Раньше были мастерские разные, но их закрыли два года назад», — отвечает на вопросы журналистов Михаил.

«В основном играли в нарды, домино, смотрели телевизор. Есть волейбольная площадка, но сетки там нет», — показывает рукой Косенко в сторону больницы, за забором которой и проходит интервью с журналистами.

«Я слушал «Эхо Москвы» постоянно, новости смотрел. Страна изменилась в худшую сторону, но не сильно. Вообще хотел сказать спасибо тем, кто поддерживал, и журналистам и правозащитникам. За «болотным делом» я буду следить», — подытожил Михаил. Вместе с сестрой Ксенией он сегодня поехал домой, пояснив, что в этот день будет приходить в себя.

Косенко добавил, что еще не решил, будет ли пытаться оспорить заключение Центра судебной экспертизы имени Сербского о своей невменяемости, однако уточнил, что в лечении действительно нуждается.

Напомним, что решение об изменении формы принудительного лечения принял судья Сергей Гуров по ходатайству администрации психиатрической больницы №5.

Адвокат Дмитрий Айвазян пояснил, что Косенко будет находиться дома и периодически являться к врачу.

Напомним, что Михаил Косенко обвинялся по двум статьям: ч. 2. ст. 212 УК РФ и ч. 2 ст. 318 УК РФ. Пострадавшим от его действий был признан сотрудник ОМОНа Дмитрий Казьмин. На суде пострадавший сообщал, что не уверен в том, что видел именно Косенко, наносящего ему побои.

В октябре 2013 года Косенко был признан невменяемым и не подлежащим уголовной ответственности.

http://www.gazeta.ru/social/2014/07/11/6110417.shtml